Герои Tatler

Размер имеет значение: суперъяхты и их владельцы

Самая длинная на сегодняшний день яхта, стовосьмидесятиметровая Azzam, принадлежит президенту ОАЭ и эмиру Абу-Даби шейху Халифе ибн Зайду аль-Нахайяну

«Яхта «Железный паша». Водоизмещение тысяча пятьсот тонн, длина семьдесят шесть метров, стальной корпус. Построена на верфях голландской фирмы Feadship в 1987 году по заказу нынешнего владельца...» Так британский классик шпионского романа Джон Ле Карре представляет читателю своего романа 1993 года «Ночной администратор» его подлинную героиню — элегантную суперъяхту Ричарда Роупера, англичанина, торговца оружием и «самого плохого человека на свете».

Роман был опубликован за десять лет до того, как со стапелей Feadship сошла первая частная лодка подобных размеров, но Ле Карре на то и провидец. «Железного пашу» он, вероятно, списал с восьмидесятишестиметровой Nabila, которая принадлежала самому настоящему торговцу оружием, саудовцу Аднану Хашогги. Nabila в 1980 году выпустила итальянская компания Benetti, на тот момент это была самая большая частная лодка в мире. Потом она сменила несколько имен. Принадлежала султану Брунея, бесславно, но, к счастью, недолго звалась Trump Princess. И в романе, и в жизни гигантская яхта была для ее владельцев средством без слов заявить о своем богатстве и власти.

Сегодня, спустя годы, мы живем в золотое время для конструкторов суперъяхт. Для их клиентуры, купающейся в деньгах, финансовый кризис — не столько проблема, сколько новая возможность во что-нибудь вложиться. В полном соответствии с законом Паркинсона, чем богаче становятся богатые, тем больше становятся яхты — чтобы на их покупку были потрачены те деньги, которые могут быть потрачены. От цифр укачивает, как при морской болезни. «Помню девяностошестиметровую Vava II, построенную в английском Девон-порте, — рассказывает лондонский консультант покупателей суперъяхт Тим Томас. — Дизайн одного лишь внешнего освещения стоил миллион восемьсот тысяч евро. Отличный пример того, сколько денег можно спустить, если ты действительно этого хочешь».

По словам Томаса, оценивать стоимость яхты нужно не столько по ее длине, сколько по брутто-регистровому тоннажу (так называют объем всех внутренних помещений судна, включая трюмы и любые надстройки; рассчитывается в регистровых тоннах — одна равна 2,83 м³). «На престижной голландской верфи Amels цена за регистровую тонну начинается с шестидесяти тысяч евро, на итальянской Benetti — с сорока четырех тысяч, на Sunrise Yachts в Турции — с двадцати девяти тысяч», — поясняет Тим. Таким образом, построенная на Amels яхта модели Limited Edition 188 длиной пятьдесят восемь метров и тоннажем девятьсот семьдесят тонн обойдется примерно в пятьдесят восемь миллионов евро. Однако Limited Edition 272 при длине восемьдесят три метра и тоннаже две тысячи восемьсот двадцать семь тонн может стоить уже сто шестьдесят девять миллионов. Ценник также зависит от того, насколько сложно техническое оснащение и замысловат дизайн интерьеров.

Ничего удивительного, что таких королев морей больше не называют суперъяхтами. Приставок «супер-» и даже «мега-» для них уже мало. Клиентам, для которых купить восьмидесятиметровую лодку значит всего лишь подняться на еще одну ступеньку по лестнице тщеславия, нужен новый термин под стать их запросам. Так что добро пожаловать в эпоху гигаяхт!

«В восьмидесятые, когда яхтенный брокер Джордж Николсон ввел в обиход термин «мегаяхта», большими считались лодки длиной двадцать четыре — тридцать метров, — вспоминает главный редактор американского веб-ресурса о яхтах класса люкс Megayacht News Дайн Бирн. — В 1993 году, когда я пришла в профессию, для того чтобы о лодке говорили все, требовалось, чтобы она была длиной метров тридцать — тридцать шесть. Правда, и тогда встречались яхты побольше, но это были аномалии».

Многие из яхт — аномалий прошлых лет, которые до сих пор поражают наше воображение, — стали синонимом роскоши далеко не сразу. Например, стосорокашестиметровая лодка президентов Египта El Mahrousa. Сегодня она выходит в море нечасто, зато больше века, до 1984 года, считалась самым длинным частным судном в мире. Хотя построили ее для египетского хедива Исмаила-паши как колесный пароход. El Mahrousa первой прошла по Суэцкому каналу в 1869-м, а потом годами числилась в составе египетского флота — в качестве учебного корабля.

Christina O

Или взять девяностодевятиметровую красавицу Christina O, которую знают в лицо все завсегдатаи Лазурного Берега. До того как ее в начале пятидесятых выкупил Аристотель Онассис и назвал в честь своей дочери, она служила эсминцем в военно-морском флоте Канады и участвовала в высадке союзников в Нормандии.

Один из катеров Christina O

Греческий магнат заплатил за нее гроши, вложил в реконструкцию четыре миллиона долларов — так появилась одна из самых роскошных яхт мира. Одного лишь взгляда на Christina O достаточно, чтобы поверить во все легенды, которыми она овеяна.

Уинстон Черчилль на борту Christina O

И в рассказы о том, что творили на ее борту Уинстон Черчилль, Фрэнк Синатра, Мария Каллас, Джон Кеннеди, Грета Гарбо, Элизабет Тейлор. И даже в то, что для обивки барных стульев на Christina O была использована кожа крайней плоти китов.

Лестница на яхте Christina O

Восьмидесятиметровая Norge, будущая яхта норвежского короля Хокона VII, напротив, с самого начала строилась как частная, но в первые месяцы Второй мировой была реквизирована у ее тогдашнего владельца, английского производителя истребителей Томаса Сопвича, и передана британскому Королевскому ВМФ. Лодка Сопвича, созданная компанией Camper & Nicholsons, называлась Philante и до превращения в эскортный корабль дважды сходила на Галапагос по поручению Лондонского зоопарка (благодаря ей в столицу империи попали игуаны и пингвины). А также принимала на борту акул довоенной политики всех мастей, жаждавших заказать ее владельцу аэропланы.

Но, вероятно, самой знаменитой мегаяхтой домегаяхтовой эры была Britannia, построенная на верфи John Brown & Co. Ltd для едва взошедшей на престол королевы Елизаветы II. Британия после Второй мировой жила в режиме жесткой экономии, вдобавок разгоралась новая, холодная война, так что автор интерьеров Britannia, английский Ле Корбюзье сэр Хью Кассон, спланировал и декорировал королевскую лодку так, чтобы при необходимости она могла легко превратиться в плавучий госпиталь. Необходимости за сорок три года эксплуатации, как это ни странно, не возникло. Сейчас пенсионерка Britannia выставлена на всеобщее обозрение в шотландском городе Лит.

Britannia Елизаветы II

Britannia — серьезный корабль: сто двадцать пять метров длиной. Она и в наши дни могла бы считаться одной из самых больших в мире, но в первую десятку уже не вошла бы. И даже недавняя рекордсменша, стошестидесятитрехметровая Eclipse Романа Абрамовича, стоит лишь на третьей строчке мирового рейтинга. А на первой теперь красуется Azzam, построенная для президента ОАЭ шейха Халифы ибн Зайда аль-Нахайяна на немецкой верфи Lürssen и спущенная на воду в 2013-м. Сто восемьдесят метров, шесть палуб, силовая установка из двух дизельных двигателей и двух газовых турбин общей мощностью девяносто четыре тысячи лошадиных сил позволяет развивать скорость до тридцати узлов, или пятидесяти пяти километров в час, — чуть меньше того, на что способны ядерные реакторы крейсера «Петр Великий». Стоит яхта шейха шестьсот миллионов долларов. Прочие детали — секрет.

Индустрия гигаяхт ухитряется не просто находить владельцев несметных состояний, но и удерживать их. Один из проверенных способов — играть на их желании соревноваться друг с другом, считает Тим Томас: «Для некоторых покупателей яхта — важный элемент самоутверждения в стремлении во что бы то ни стало всех обойти. Вот почему мы то и дело слышим, что кто-то купил лодку, мачты которой на два метра выше, чем мачты предыдущего рекордсмена или корпус которой хоть на полметра, но длиннее».

Эту гонку если что и остановит, то не деньги и не амбиции толстосумов, а производственные мощности верфей. В мире не так много компаний, способных построить судно размера Azzam. Зато клиента, который хочет яхту побольше, но не желает ждать своей очереди, можно уговорить купить пока еще не самую гигантскую. «Все больше владельцев вкладываются во вторую, а то и третью яхту, хотя причины для этого у всех разные, — рассказывает Тим. — Роман Абрамович или Пол Аллен (соучредитель Microsoft. — Прим. ред.) — классические случаи состоятельных людей, которым хочется иметь много мегаяхт. Но не просто длинных. Если изучить их флотилии, окажется, что в них входят лодки разных категорий — от экспедиционных вроде Octopus Аллена до сверхскоростных, как Ecstasea с газовыми турбинами, которая в середине двухтысячных принадлежала Абрамовичу». Рынок специализированных яхт только растет, объясняет Томас. Их покупают те, кто хочет на одной путешествовать (и сдавать ее в аренду), а другую держать поближе к дому. Или те, кому нужна яхта, которая сопровождала бы основную, — на таких вспомогательных судах обычно размещают оборудование, катера-тендеры и прочие игрушки для взрослых — все то, чем не хочется занимать основную лодку.

Бум гигантских лодок влияет не только на судостроительный бизнес, но и на то, как ведут бизнес вообще. Гигаяхты могут ходить дальше и оставаться в открытом море дольше, их мореходные качества лучше, а развитие коммуникационных технологий позволяет владельцам проводить больше времени на борту. «Бизнесмены начинают использовать возможности своих лодок иначе, — рассказывает Алев Карагулле, директор по маркетингу британской компании Burgess, специализирующейся на фрахте и брокерских услугах. — Уходить во все более долгие плавания становится легче и физически, и психологически: бизнесом можно рулить дистанционно, а жить в море — с максимально возможным комфортом».


В мире яхт творится полное безумие. Даже стошестидесятитрехметровая Eclipse Романа Абрамовича больше не рекордсмен.


Отсутствие подробностей о том, как устроены многие из этих плавучих дворцов, порождает вал слухов. Судачат, что на гигаяхтах сильных мира сего чуть ли не стоят ракеты на случай взятия на абордаж, а уж арсенал, достойный Рэмбо, точно есть на каждой. «Это все болтовня, — утверждает Дайн Бирн из Megayacht News. — Ни один владелец яхты не станет занимать место на борту ракетами». А как насчет лазеров? Говорят, ими отбиваются от папарацци, от которых нет покоя даже в открытом море. «Тоже фантазии, — отмахивается эксперт. — Если бы такие технологии существовали, лазер ослепил бы фотографа — представляете юридические последствия?»

Ну уж акустическое-то оружие наверняка входит в базовую комплектацию? Оно давно существует: передатчик оглушает нападающих сфокусированным звуком высокой частоты и вызывает болевой шок, при этом сам «стреляющий» остается цел и невредим. С помощью таких звуковых пушек уже успешно отбиваются от пиратов даже круизные лайнеры, не то что корабли Американского военно-морского флота в Аденском и Персидском заливах. «Несколько довольно крупных яхт, принадлежащих главам государств, действительно оснащены оборудованием, которое разрабатывалось для военных нужд, — темнит Бирн. — Логично, что и частные судовладельцы, озабоченные собственной безопасностью на борту, могут захотеть обзавестись подобными системами».

Куда больше информации о том, чем на борту можно развлечься. На многих судах, которые сдают в чартер, есть катера, гидроциклы, водяные горки, и для арендатора они не менее важны, чем наличие приличного винного погреба. «Например, на стотридцативосьмиметровой яхте Rising Sun по просьбе ее первого владельца Ларри Эллисона (председателя совета директоров корпорации Oracle. — Прим. ред.) в начале нулевых оборудовали баскетбольную площадку, — рассказывает Тим Томас. — А в наше время появились новые технологии плюс размеры яхт увеличились». На восьмидесятитрехметровой Savannah, сошедшей в 2015-м со стапелей Feadship, есть салон для наблюдения за подводным миром. На стотридцатичетырехметровой Serene, созданной итальянской Fincantieri, имеется обшитая медью «каюта Немо» со стеклянным окном в полу. А по соседству с сауной устроена комната, где натурально идет снег. «Голландская Oceanco сейчас строит девяностометровую Moonstone, — добавляет Томас. — Ее корпус будет обшит тремя сотнями треугольных панелей с подсветкой. Если ее включить, яхта станет переливаться огнями и блики от воды начнут отражаться в корпусе — должно выглядеть умопомрачительно. В общем, сегодня выполним почти любой каприз за ваши деньги. Единственные ограничения — ваша фантазия и уровень развития технологий».

Подводная лодка на Octopus Пола Аллена

Непременным атрибутом роскошных лодок стали мини-субмарины, рассчитанные на одного-двух человек. Примеры подобных игрушек демонстрируются на ежегодной выставке Monaco Yacht Show (ближайшая — в сентябре), но выпускаются подлодки и посерьезнее. Тот же Пол Аллен владеет двадцатиметровой субмариной (к слову, желтой), которую активный защитник окружающей среды использует для наблюдений за подводным миром. Стодвадцатишестиметровая Octopus Аллена оснащена также глубоководным батискафом с дистанционным управлением. К примеру, в позапрошлом году владелец опустил его на дно Северной Атлантики, и аппарат обнаружил судовой колокол британского линейного крейсера Hood, затонувшего в 1941 году. Колокол отреставрировали — сейчас он красуется в музее Королевского ВМФ в Портсмуте. Правда, морские экспедиции Аллена не всегда проходят с таким успехом. В январе прошлого года много шума наделала другая его мегаяхта, девяностодвухметровая Tatoosh. Хозяина обвинили в том, что судно повредило коралловый риф близ Каймановых островов. Владелец вину отрицал, но тем не менее раскошелился на восстановление рифа.

Дизайн катеров, которыми оснащена моторная яхта «A» Андрея Мельниченко, придумал создавший ее Филипп Старк

Хотя интереснее даже не то, почему современные лодки выросли до таких гигантских размеров, а почему они выглядят так, как выглядят. Взять, например, яхту «А» (да, так она называется — просто «А»). Дело вкуса, конечно: кто-то сочтет ее красивейшей в мире, а кто-то увидит странную помесь фантастического космического корабля «Тысячелетний сокол» из «Звездных войн» и нацистской подводной лодки устрашающего вида. В любом случае стодевятнадцатиметровая «А», построенная в Гамбурге компанией Blohm + Voss, не похожа ни какую другую в мире.

Дизайн катеров, которыми оснащена моторная яхта «A» Андрея Мельниченко, придумал создавший ее Филипп Старк

Ее владелец, девятый русский форбс Андрей Мельниченко, весной взошел на капитанский мостик еще более странной лодки с таким же названием — стосорокадвухметрового трехмачтового парусника «А». Дизайн обеих яхт разработал Филипп Старк, которого мы все же больше любим за соковыжималки Alessi и стулья Ghost из прозрачного пластика, чем за морские суда. Хотя в его необъятном портфолио есть и они. Однако Алев Карагулле из Burgess счастлив: «Подобные яхты в высшей степени индивидуальны, для их владельцев это главное. Хорошо, что есть люди, готовые к экспериментам, которые стимулируют развитие яхтенного дизайна. То, что сегодня выглядит радикально, в будущем станет вполне нормальным». В пример Алев приводит лондонский небоскреб «Огурец» Нормана Фостера, стеклянную пирамиду во дворе Лувра, Сиднейскую оперу. И напоминает, что, создав дизайн первой яхты «А», Филипп Старк был ангажирован визионером Стивом Джобсом. Правда, до момента, когда белоснежный «утюг» Venus сошел на воду, создатель Apple не дожил.


Подводная лодка, винный погреб, снежная комната — сегодня строители исполнят любой каприз за ваши деньги.


Лодки выглядят все причудливее, оттого что их владельцы становятся моложе. «Индустрия роскоши меняется под влиянием молодого поколения состоятельных людей, — говорится в совместном исследовании яхтенной компании Camper & Nicholsons и сингапурского консалтингового агентства Wealth-X. — И дело не только в том, что миллиардеров в возрасте от сорока пяти до пятидесяти четырех более двадцати процентов от их общего числа в мире. Богатые представители поколения беби-бума (люди, родившиеся в конце сороковых — начале пятидесятых. — Прим. ред.) начали активно передавать свои состояния наследникам. Это существенно влияет на происходящее в мире больших яхт».

Еще одна современная тенденция — покупка готовых лодок. Не все обладатели значительных состояний располагают свободным временем, чтобы бороздить моря на оборудованной, как для кругосветки, гигаяхте. Тогда зачем годами стоять в очереди на верфи, а затем месяцами ждать, пока вашу красавицу спустят на воду? Пионером в производстве лодок «прет-а-порте» еще в девяностые стала итальянская компания Benetti. Суда ее серии Classic имели стандартные корпус из стеклопластика и силовую установку. Зато варианты дизайна интерьеров были настолько разнообразны, что клиент мог не сомневаться: рядом с его Classic никогда не пришвартуется другая, похожая на нее как две капли воды. Длина первых лодок этой линейки составляла всего тридцать пять метров, но они, как и сама концепция яхт semi-custom, имели такой успех, что Benetti стала выпускать еще и сорокачетырехметровые Vision, которые строились по той же схеме.


Дальше подтянулись и верфи, традиционно занимавшиеся строительством по индивидуальному заказу, из стали и алюминия. Голландская Amels запустила серию Limited Edition.

«Мы начали в 2005-м с производства пятидесятидвухметровых лодок одной модели, она называется 180, — рассказывает менеджер Amels по маркетингу Виктор Каминада. — Это был прорыв». Теперь в Limited Edition шесть моделей. У каждой стандартная платформа. Аванса от клиента не требуется, верфь строит судно на свой страх и риск. Если на создание большой яхты у нас уходит четыре-пять лет, то готовую Limited Edition клиент получает вдвое быстрее. К тому же она стоит почти на треть дешевле, чем аналогичная яхта, выполненная по индивидуальному заказу».

Интерьеры всех трех выпущенных на сегодняшний день шестидесятипятиметровых Limited Edition оформляла британская студия Winch Design. Опасений, что они окажутся на одно лицо, не было. Наоборот: работа над несколькими яхтами одинакового размера и конфигурации ускоряет разработку дизайна, даже если он создается под конкретного клиента. «Некоторые элементы оформления и детали одни и те же, — поясняет Джим Диксон из Winch Design. – Часто одинаково и соотношение размеров помещений». В итоге на строительстве, например, шестидесятипятиметровых яхт Amels Limited Edition 212 удается сэкономить полгода. Верфь уже поставила клиентам двадцать лодок модели 180 и закончила изготовление еще тридцати. Такую скорость строительства несколько лет назад никто и представить себе не мог.

Да, предварительные затраты составляют несколько миллионов евро, признает Каминада. И чем ближе завершение строительства, тем острее необходимость найти покупателя. Еще одна голландская фирма, Heesen Yachts, не так давно изрядно понервничала. Во время выставки Monaco Yacht Show 2015 года она демонстрировала потрясающую сорокасемиметровую суперъяхту Elena с индивидуальным дизайном интерьеров, но корпусом, двигателями и планировкой как у ее сестер по серии. Elena сооружали на деньги самой Heesen Yachts. Строительство шло, покупатель все не появлялся, и у компании не осталось выбора, кроме как продолжать работы, еще сильнее забираясь в финансовую яму. К счастью, за несколько недель до предполагаемого спуска на воду нашелся клиент, который был счастлив купить судно без необходимости хоть сколько-нибудь ждать. На верфи вздохнули с облегчением.

За четверть века с момента выхода «Ночного администратора» Джона Ле Карре мы успели привыкнуть к демонстрации богатства и власти при помощи размера яхты. И к тому, что богатство и власть теперь демонстрируют не столько торговцы оружием, сколько русские олигархи. Но, став привычным явлением, гигантские лодки не перестали быть новыми чудесами света. В 2008-м выяснилось, что семидесятиметровую Queen K, стоящую у берегов греческого острова Корфу, использовали для тайных переговоров русский олигарх, английский миллиардер и члены британского правительства. Когда одного из чиновников спросили, что он забыл на борту, тот честно ответил: просто хотел посмотреть, как оно там все устроено на этих ваших яхтах. Несчастного можно понять. Гигаяхты ведь как лучший из отелей, который только можно себе представить. Да еще и вид из окна все время меняется. Чем не чудо?

Одна из яхт, декорированных британской студией Winch Design
 


10 самых больших яхт


Azzam

180,6 м, Lürssen Yachts, 2013

Чудо техники. Газотурбинные и дизельные моторы разгоняют ее до 30 узлов. Напоминает военный корабль, что не удивительно: у бременской верфи большой опыт строительства торпедных катеров и корветов.

Fulk Al-Salamah

164 м, Mariotti Yachts, 2016

Генуэзская верфь больше известна как производитель круизных и коммерческих судов, но сейчас небезуспешно пробует себя на рынке мегаяхт. Ее свежайшее творение в прошлом году пополнило королевский флот Омана.

Eclipse

162,5 м, Blohm + Voss, 2010

Флагман флотилии Романа Абрамовича. 18 гостевых кают, команда из 70 человек. А еще 3 субмарины, 2 плавательных бассейна и площадка для 3 вертолетов.

Dubai

162 м, Platinum Yachts, 2006

Первоначально предназначалась принцу Брунея Джефри, брату султана. После череды злоключений досталась премьер-министру ОАЭ, шейху Мохаммеду ибн Рашиду аль-Мактуму, он и завершил ее строительство.

Dilbar

156 м, Lürssen Yachts, 2016

Новейшая мегаяхта Алишера Усманова окутана тайной. Но точно известно, что весной прошлого года она сошла со стапелей в Бремене и отправилась к своему владельцу в Танжер.

Al Said

155 м, Lürssen Yachts, 2008

Принадлежит султану Омана Кабусу бин Саиду, развивает скорость до 25 узлов. Экипаж — 154 человека, готов обслужить 70 гостей.

Topaz

147,25 м, Lürssen Yachts, 2012

Построена для шейха Мансура ибн Зайда аль-Нахайяна, вице-премьера ОАЭ и владельца футбольного клуба «Манчестер Сити». Стоила, по слухам, €400 млн.

Prince Abdulaziz

147 м, Helsingor Vaerft, 1984

Флагман саудовской флотилии, в свое время была самой длинной в мире. Как говорят, оснащена поистине устрашающей системой оборонительного вооружения.

El Mahrousa

145,72 м, Samuda Bros., 1865

Яхта президентов Египта — настоящая машина времени. До сих пор выходит в море, хоть была построена в 1860-х как колесный пароход и работала на угле.

А

142,8 м, Nobiskrug, 2015

Эта яхта, на которой весной поднял свой флаг Андрей Мельниченко, выглядит странно даже по меркам творений дизайнера Филиппа Старка.


Источник фото: HORST OSSINGER/DPA/ТАСС, АРХИВЫ ПРЕСС-СЛУЖБ; knut niehus/dpa/тасс; rex features/fotodom; gettyimages.ru; архив tatler

читайте также

Партнер «Рамблера»
Партнер «Рамблера»