Герои Tatler

Кейт Мара — о младшей сестре Руни, Джонни Деппе и новых ролях

Кейт Мара

Ивините, но я не мог не задать ей этот вопрос:

— Max Mara только что дала вам титул Face of the Future. Как вы думаете, это благодаря фамилии?

— Даже если это было так, то я не возражаю, – кротко отвечает она.

— Может, им понравился тот факт, что вы немножко итальянка?

— Капля итальянской крови у нас в семье есть, но ирландской гораздо больше. А вы и вправду думаете, что женщину года выбирают по фамилии?

Ну нет, мы, конечно, не думаем, что одно связано с другим. Просто интересно было бы посмотреть на заседание жюри. Наверняка же хоть кто-нибудь да сказал: «Что люди подумают?» Но ведь Мары в кино две — Кейт и ее младшая сестра Руни, объявленная лучшей актрисой на последнем Каннском кинофестивале. Так что выбор точно не случаен.

Кейт без конца спрашивают, как две акт­рисы уживаются в одной семье. Отлично уживаются. Они совершенно не похожи внешне и роли играют очень разные. И в кино, и в жизни. Тонкая, лунатичная Руни — звезда гротеска и мелодрамы. Плотная, энергичная и более приземленная Кейт замечательно изображает наших с ней современниц. Когда папарацци ло­вят ее на улицах Нью-Йорка, она не метет асфальт шлейфом. Она такая же, как все, только лучше: в драных подвернутых джинсах (чудом, но элегантно держащихся на пышных бедрах), с высокой грудью и предметом общей зависти — рыжей головой. Ирландские гены хорошо умеют красить своим девушкам волосы!

Cемья огромная — у Мары сорок кузенов и кузин. Все не бедствуют — им принадлежат целых два футбольных клуба: «Питтс­бург Стилерс» и «Нью-Йорк Джайентс». Оба играют в Национальной футбольной лиге, и соперничество здесь покруче, чем в кино. Кейт видели и на трибунах, и на поле. Многие стопроцентные американки — ирландки. Но эта, судя по всему, — двухсотпроцентная.

С сестрой Руни Мара

В сложно построенном «Карточном домике» она как раз и сыграла типичную американку — журналистку Зои Барнс из вашингтонского пула, которая шныряет по Белому дому в поисках нужной информации. Этакая Карл Бернстайн и Боб Вудворд времен Уотергейта в одном лице, разве что в юбке, причем достаточно длинной и приличной.

Вместе с ней играют Кевин Спейси и Робин Райт. Что тот, что эта — завидные партнеры, причем надолго. (Райт играла в «Санта-Барбаре», а на такое постоянст­во даже в браке по нынешним временам трудно рассчитывать). В том и смысл те­левизионного формата, что люди про­жи­вают вместе как будто бы настоящую жизнь день за днем и год за годом — ну с той разницей, что они, как пра­вило, знают, что их ждет впереди. За два года сериала Маре дали время подготовиться к смерти (пустяки, дело житейское). Предуп­редили, что следующую серию ее Зои Барнс не пережить. Кстати, когда она об этом обмолвилась в своем твиттере, президент Обама лично попросил не спойлерить и не лишать его удоволь­ствия от нового сезона «Карточного домика».

В сериале «Карточный домик»

Только что она снялась в «Фантастической четверке», где сыграла Сьюзан Шторм, Невидимую леди («Мне нравятся фильмы о супергероях, я всегда хотела в такой попасть»). В Fantastic Four людям приходится играть на фоне зеленого экрана, вместо которого потом подставят нарисованную на компьютере нереальность. Но компьютер может не все — ей пришлось перекраситься, ведь Сью блондинка. О, как бедна фантазия создателей комиксов!

— Я первый раз в жизни поменяла цвет волос. И не почувствовала большой разницы, вот только вещи по-разному выглядят на тебе рыжей и на тебе крашеной.

С Майлзом Теллером в «Фантастической четверке»

Говорят, она всегда была скромной, даже стеснительной. Но суперблондинкам это не к лицу, и когда на «Шоу Эллен Дедженерес» та пытала ее на тему «Что же мы такие нежные и тихие?», Кейт беззащитно лепетала: «Я — застенчивая? Я пытаюсь не выглядеть застенчивой, но, может, я не очень хорошая актриса».

О своих партнерах по «Карточному домику» она рассказывает с удовольствием, как о друзьях детства. О Джонни Деппе, с которым сыграла в «Превосходстве», — как о дальнем-предальнем родственнике, одном из сорока кузенов. Это ведь были не телесъемки, а кино, их эпизоды разводили так, что они лишь пару раз пересеклись в коридорах студии. «Все спрашивают, что я чувствовала рядом с Джонни. И что я должна им отвечать?» Трудная ситуация, даже сплетню хорошую не выдумаешь. Да и зачем ей пожилой Джек Воробей, когда вокруг столько замечательных молодых людей? Сначала она дружила с Максом Мингеллой. Недавно ее видели с Шайей ЛаБёфом. И как водится, тут же стали от его имени строить на ее счет матримониальные планы.

Партнер «Рамблера»
Партнер «Рамблера»